Отсутствие фактов окрыляет фантазию. (narvasadataa) wrote,
Отсутствие фактов окрыляет фантазию.
narvasadataa

Categories:

Каннибализм в различных культурах-2

Древний обычай съедать сердце врага хорошо известен и современным монголам. Также как и специфическая медицина, рассматривающая человеческое мясо и сало в качестве лекарств.
В 1921 г. (в Монголии), когда Хатон-Батор Максаржав предал барона Унгерна и приказал арестовать всех выступавших на его стороне русских и бурят, среди его пленников оказался бурят-казак, есаул Ванданов. Ванданова расстреляли; сало и мясо разобрали в качестве лекарств цырики, а сердце съел чойджин.

По некоторым данным, звание чойджина в годы борьбы с китайцами было присвоено самому Максаржаву; так что вполне вероятно, что сердце есаула сожрал именно он. Особенно примечательно это потому, что чойджин «товарищ Максаржав» является одним из отцов-основателей Монгольской Народной Республики, насадителем социализма.

У борцов с «европоцентризмом» (многие из которых, что выглядит своеобразной иронией лукавого, проживают как раз в Западной Европе и США) одним из любимых поводов для горьких стенаний является уничтожение индейских государств в Америке европейцами. Сегодня даже школьник знает (хотя уже не каждый – реформы образования идут вполне успешно), что в Южной и Центральной Америке индейцами были созданы замечательные высокоразвитые государства. Там была, конечно, самобытная и очень, очень богатая культура. Некоторые достижения народов этих государств (например, инков в медицине) не были даже известны европейцам.

В общем, очередная слезоточивая идиллия. В которую, на горе этой самой идиллии, вторгаются злобные, фанатичные, немытые и алчные конкистадоры. «Великие культуры» летят в помойку, туда же летят трупы многих носителей этих культур. Архитектура, искусство, традиции – все безжалостно разрушается.

Сегодня действия испанцев считают геноцидом, неким индейским «холокостом». Очень много говорится о фанатизме конкистадоров и инквизиторов, о «культуре», которую они на корню похерили, но при этом забывают о некоторых немаловажных «нюансах».

Что же, кроме дворцов и храмов, увидели европейцы на американском берегу? Прежде всего, они столкнулись с жутчайшими, кровавыми культами, с которыми могут сравниться разве что наиболее жестокие религии (финикийская – карфагенская и т.д.) Старого Света. Количество людей, умерщвлявшихся под жертвенными ножами, было чрезвычайно велико: на праздник ацтеки могли принести в жертву до 20,000 человек. Несложно представить, какие чувства испытывали испанцы, наблюдая такие обычаи «великих культур».

Каннибализм также был составляющей древних южноамериканских культов; как и другие язычники, индейцы верили в целебные свойства человеческого мяса и крови, особенно если добыты они были посредством жертвоприношения.

Весьма подробную иллюстрацию индейских религиозных практик мы находим у Фрэзера. Например, завершительный этап праздника в честь богини маиса (которую олицетворяла специально для этого выбранная девочка) проходил так: «Когда все были в сборе, жрецы величаво окуривали представительницу богини благовониями, после чего, опрокинув ее на спину на кучу хлебных колосьев и семян, отрезали ей голову, собирали хлеставшую из горла кровь в лохань и обрызгивали ею деревянную статую богини… С туловища девочки сдирали кожу, и ее натягивал на себя кто-нибудь из жрецов. На него надевали также все украшения: митру, ожерелье из маисовых початков, золото и т.д. В таком виде оп появлялся перед собравшимися, которые занимались тем, что отплясывали под барабанный бой, и присоединялся к ним».

Не абсурдно ли, в самом деле, задавать, исходя из этого, вопрос: почему испанцы не прониклись почтением к величавой и самобытной культуре инков, майя и ацтеков? Очевидно, что их желание не оставить камня на камне от этой дивной цивилизации объяснялось не фанатизмом, а естественным нравственным человеческим чувством. Относительно же «разрушения культур» очень хорошо поставил вопрос в своей работе «Смерть Запада» П.Дж. Бьюкинен: «И не очень понятно, кстати, что разумеется под определением «культурный геноцид»? Когда европейцы появились в обеих Америках, в Северной и в Южной, многие индейские племена практиковали каннибализм – и ни одно племя не изобрело колеса!..»

Тем же, у кого еще остается определенный скепсис относительно «европоцентристской» позиции, нелишне было бы вспомнить о том, что языческие, в том числе и людоедские, культуры исчезли далеко не повсеместно. Весьма ярким примером является Африка.

О каннибализме среди негритянских племен известно довольно много, и описывать его лишний раз нет нужды. Отметим лишь, что людоедство распространено было среди негров Африки практически повсеместно. С приходом европейцев, естественно, в Африке также начался вышеупомянутый «культурный геноцид». Обычаи предков, в том числе традиции кровавых жертвоприношений и каннибализма, пришлось оставить. Однако после того как белых изгнали с черного континента, а негры стали относительно самостоятельными хозяевами своих новорожденных государств, традиции стали возрождаться.

Про самопровозглашенного центральноафриканского «императора» Бокассу, который практиковал вампиризм и каннибализм (а по некоторым данным, даже угощал человечиной ничего не подозревавших европейских визитеров) слышали и читали почти все. Однако не все знают, что им одним дело далеко не ограничивалось и не ограничивается. Так, Ю.В. Воробьевский пишет, что около 1989 г. за ритуальное убийство (вырывание сердца) у подростка был осужден министр внутренних дел Зимбабве.

Весьма примечательно, что замешанными в таких преступлениях оказываются отнюдь не представители низших слоев общества. Для того чтобы понять мотивацию негритянских высокопоставленных убийц и людоедов, вновь обратимся к Фрэзеру: «При вступлении на трон царька народности кимбунду в Западной Африке убивают храброго военнопленного, чтобы сам владыка и местная знать смогли отведать его плоти и набраться его силы и мужества. Прославленный вождь зулусов Матуана за свою жизнь выпил желчь тридцати вождей, народы которых он истребил, будучи уверен, что это придаст ему силы». Современные негритянские лидеры, возрождая обычаи предков, нередко обращаются и к традиционному для них каннибализму. Людоедство в Африке всегда было своеобразной привилегией вождей и воинов, неким «элитарным» правом. Современные негры, как показала их короткая самостоятельная история, недалеко ушли от своих прадедов. Племенное сознание их осталось во многом неизменным (недаром межплеменная вражда – трайболизм – является одной из язв современной Африки); неизменной остается и духовная культура. Неизменны и ее последствия.

Но, разумеется, когда речь заходит о колонизации белыми Америки или Африки, то и южноамериканские индейцы-каннибалы, и негры-людоеды оказываются в роли невинных жертв, а их вожди – в роли «невинно» убиенных носителей «самобытных культур». Белые же христиане именуются «жестокими фанатиками» и «угнетателями».

Очевидно, впрочем, что родезийское «правительство белого доминирования» (white-dominate) было оправдано уже одним тем, что пока оно находилось у власти, в пределах Южной Родезии не могли появляться свои бокассы. Также как завоевания конкистадоров в Южной Америке оправдываются уже тем, что вместе с ними исчезли и людоедские обычаи аборигенов.

«Сами бы попробовали...»
Греческий историк Страбон за несколько лет до рождества Христова писал, что употребление человеческой плоти было весьма распространено в Ирландии, Святой Иероним сообщал то же самое о Шотландии, где приграничные разбойники пили кровь своих жертв. Во время испано-арабской войны в IX веке испанки разрезали на кусочки и съели арабского вождя Саувара, желая отомстить за уничтожение всех своих мужчин. В XIII веке Марко Поло, а за ним и другие путешественники подтвердили, что в некоторых китайских и тибетских племенах люди поедали соплеменников, и даже в XIX веке китайский палач запросто мог съесть сердце или мозг казненного. В 1564 году турки, одолев в бою польского военачальника Вишневецкого, вырвали у него из груди сердце и тут же съели. Поедание человеческого мяса существовало, в той или иной степени, практически повсюду в мире, и всегда отмечалось: стоит раз попробовать - и возникает неутолимая потребность в подобной пище. Когда мужичка, который на поле боя ел органы свежих трупов, спросили «почему?», он ответил: «Сами бы попробовали, вас бы потом за уши не оттащили!».

«...Хочется мне кушать!»
Антрополог Тейлор считает, что прежде каннибализм существовал во всех нигерийских племенах, независимо от уровня развития и морали. Они говорят - едим, просто, потому, что нравится есть мясо. Животные и птицы в тех местах зачастую деликатес, поэтому более доступна человечина. К тому же она более сочная, чем, например, мясо обезьян. Самым большим лакомством считаются ладони, пальцы, женская грудь. А племя бафум-бансо навострилось вливать кипящее пальмовое масло в тело жертв, дабы мясо пленников становилось нежнее. Миссионер У. Хольман Бентли в книге «Пионеры на реке Конго» рассказывает, что на всем пути от реки Мобанги до водопада Стэнли ему предлагали продать просоленных ветром и морем матросов, как деликатес. Исследователь Г. Зелигман собрал громадное количество документов, свидетельствующих о том, как в Новой Гвинее человеческое мясо обычно варили, реже тушили, а пенис (особо почитаемая часть) рассекался надвое и жарился на углях. Деликатесами считались язык и мозг из сваренной головы. Кишки же, прочие внутренние органы и женские гениталии употреблялись даже сырыми. Изредка каннибалы откровенничали - человеческое мясо напоминает свинину, но нежнее, не создает болезненного ощущения сверхсытости и его можно есть, что называется, от пуза.

Диктатор Центрально-Африканской Республики Бокасса, лучший друг Жискара д'Эстена и Брежнева, на своей коронации угостил почетных гостей со всего мира изысканнейшими блюдами из специально откормленных заключенных. Человечина была любимой едой Бокассы, в поездки по стране он обязательно брал с собой ветчины и колбасы из этого «сырья», особенно предпочитая «белое» мясо. Людоед лично съел несколько десятков подданных, в том числе парочку особо надоевших любовниц. Кроме того, Бокасса приобщил к своей «диете» кабинет министров Республики, втихую скормив законодателям проворовавшегося коллегу.

«Пусть земля вам будет... желудком!»
Некоторые африканские и австралийские племена пожирают умерших родственников, считая это наилучшим способом погребения. Племя бачесу в бывшей Уганде устраивает грандиозные празднества в честь недавно почивших близких, закусывая их трупами. Была даже высказана интересная мысль, что возникновение самого погребального обряда было связано с материнским инстинктом - спрятать тело умершего ребенка от неминуемого поедания соплеменниками.

Р. Уоллес писал об индейцах тариано и тукано, через месяц после смерти расчленявших уже разложившийся труп. Потом его варили на огне до образования черной углевидной, массы, которая растиралась в порошок и заливалась изрядным количеством «каксиры» - местного веселящего напитка. Потом настойка выпивалась всей честной компанией, громогласно прославлявшей все достоинства погибшего. В племенах жумана и кобене в бассейне Амазонки и индусских племенах бихора с уважением поедают трупы наиболее почитаемых родственников исключительно для унаследования положительных качеств умершего. Австралийские аборигены заставляют мальчиков съедать части трупа погибшего отца, чтобы пацанам передавалась его воинская отвага и смелость. В горном племени анга тоже почтительно едят своих стариков, причем, чувствуя при этом некоторый душевный дискомфорт, приглашают для их убийства соседа из самой дальней деревни, чтобы не брать лишний грех на душу. А гуманисты из перуанского района Уалага выпивают специальный напиток с измельченными в порошок костями родственников, которым, как считается, будет гораздо уютней в теплом теле близкого человека, чем в холодной могиле.


Каннибальский вертел XX века
Южно-африканские племена алленга и фанге в Габоне обычно кушали врагов целиком, но иногда расчленяли и на глазах у полуживой жертвы жарили и съедали его руку или ногу, проявляя тем самым свое глубочайшее презрение к супостату.

Хвастуны из центрально-африканского племени ганавури сдирали мясо с врагов и приносили добычу на остриях пик, потом жрецы его делили, соблюдая субординацию, и самый знатный старейшина получал то, что мы называем головизной. Ажадины из племени калери старались съесть как можно больше врагов, и пожирали любого чужака, забредшего на их территорию.

В папуасском племени асматов поход за человеческими головами своеобразная прелюдия к инициации - посвящению в мужчины. Кровью отрезанной головы намазывают посвящаемого, и юноша как бы рождается заново. Затем ее поджаривают, вынимают мозг и съедают. Черепа же хранят целыми связками в жилищах, а челюсть поверженного врага кокетливые папуасы носят на груди, на веревочке. Вообще, асматы отличаются весьма своеобразным гостеприимством: все «дорогие гости» для них - лишь «носители черепов». Однако, чтобы убить человека, полагается знать его имя. Пастор Джеральд Зигвард, описавший кровожадные обычаи Новой Гвинеи, выжил лишь потому, что папуасы захватили его во сне, и ему удалось скрыть свое имя.

Да чего там вспоминать дохристианские времена! В январе 1948 года в обвинении Британского суда в Базутоленде (ныне - южно-африканское государство Лесото) прозвучало следующее описание ритуального убийства: «Сначала у живого М. отрезали кусочек икры, бицепса, правой грудной мышцы и паха, затем содрали плоть с лица до кости, вырезали язык, выкололи глаза. Сам же М. умер лишь после того, как ему перерезали ножом горло. Его жена наблюдала процедуру с интересом и благодарностью - для особого снадобья «диретло» требовалось вырезать плоть в определенном порядке, да еще и у человека особой магической ценности, коим знахарь признал покойного М.». Официально известно, что в Базуто-ленде, карликовом государстве на юге Африки, людей якобы перестали есть в конце 50-х, а неистовые асматы прекратили охоту за головами приезжих лет на десять позже. Однако исследователь Г. К. Энгерт, вернувшийся недавно из Центральной Африки, пишет, что в джунглях до сих пор слышен звук ритуальных барабанов, и философски по этому поводу замечает: «Кого-то едят! Если послать добровольца проверить - далеко не пойдет, побоится угодить на вертел. Спрячется в ближайших кустах, потом прибежит и что-нибудь наврет. А уж от костей каннибалы умеют избавляться».

Самой «каннибальской» страной современного мира является Индонезия. В этом государстве есть два знаменитых центра массового людоедства — принадлежащая Индонезии часть острова Новая Гвинея и остров Калимантан (Борнео).
Джунгли Калимантана заселяют 7–8 миллионов даяков, известных охотников за черепами и каннибалов.
Самыми лакомыми частями тела у них считаются голова - язык, щёки, кожа с подбородка, извлекаемый через носовую полость или ушное отверстие мозг, мясо с бёдер и икр, сердце, ладони.




Инициаторами многолюдных походов за черепами у даяков являются женщины.


Последний по времени всплеск людоедства на Борнео произошёл на рубеже 20 и 21 веков, когда индонезийское правительство попыталось организовать колонизацию внутренних районов острова силами цивилизованных выходцев с Явы и Мадуры.
Несчастные крестьяне-поселенцы и сопровождавшие их солдаты в большинстве своём были вырезаны и употреблены в пищу…

До последнего времени сохранялся каннибализм на острове Суматра, где батакские племена ели приговорённых к смерти преступников и недееспособных стариков.


Большую роль в практически полной ликвидации каннибализма на Суматре и некоторых других островах сыграла деятельность «отца индонезийской независимости» Сукарно и военного диктатора Сухарто. Но даже они не смогли ни на йоту улучшить ситуацию в Ириан-Джая — индонезийской Новой Гвинее.
Живущие там папуасские этносы, по свидетельству миссионеров, одержимы страстью к человеческому мясу и отличаются небывалой жестокостью.
Особенно предпочитают они человеческую печень с целебными травами, пенисы, носы, языки, мясо с бёдер, ступни ног, грудные железы.
В восточной части острова Новая Гвинея, в независимом государстве Папуа — Новая Гвинея фактов каннибализма фиксируется гораздо меньше...




Впрочем, и здесь кое-где в джунглях ещё живут по правилам, принятым 5 тысяч лет назад - мужчины ходят голыми, а женщины отрезают себе пальцы.


Существует всего три племени до сих пор занимающиеся каннибализмом, это - Яли , Вануату и Карафаи. Карафаи - самое жестокое племя. Они едят не только воинов чужих племён , заплутавших местных или туристов , но и всех своих умерших родственников…


У племени Яли самым главным праздником является праздник смерти.
Женщины и мужчины раскрашивают своё тело в виде скелета …
Раньше на праздник смерти убивали шамана и вождь племени съёдал его тёплый мозг . Это делалось для того , чтоб удовлетворить Смерть и впитать вождю знания шамана.
Возможно это делают и сейчас, однако убивают Яли людей теперь реже обычного , в основном , если был неурожай или по каким-то иным "важным" причинам …

Tags: кулинария, страны и народы, этнография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments